Когда война началась, центральное правительство Турции сняло с поста Тэсхина Пашу, примиренческого губернатора Вана, и заменило его Джевдет Беем. Характер преемника Тэхсина делал его смещение еще более тревожным. Джевдет был человеком непостоянного характера, был иногда дружественным к немусульманам, а иногда враждебным, лицемерным и свирепым, как и вся его нация. Он ненавидел армян и сердечно сопереживал составленному турецкому плану решения армянской проблемы. Он приехал в Ван с определенными инструкциями истребить всех армян в этой области, но, в течение первых нескольких месяцев, условия были несоответствующими для таких операций. Сам Джевдет не присутствовал в борьбе, происходящей с русскими войсками на Кавказе. При этом, с его указа, при близком подходе врага турки следовали умной тактике: они воздерживались от плохого обращения с армянами. Но вскоре, в начале весны, русские временно отступили.
    Вместо того, чтобы следовать за отступающим противником, армия турок вернулась назад и вторглась в территорию Вана. Вместо того, чтобы биться с обученной мощной российской армией, они поворачивали свое оружие на армянских женщин, детей и стариков в деревнях Вана. Следуя своему обычаю, они распределяли самых красивых армянских женщин среди мусульман, грабили и сжигали армянские деревни и уничтожали всех и вся непрерывно в течение многих дней.
    15-го апреля, приблизительно 500 молодых армянских мужчин из Аканца были собраны, чтобы услышать наказ Султана, а на закате они были выведены за город, и каждый мужчина должен был хладнокровно стрелять и убивать своих односельчан и родных. Эта все происходило приблизительно в восьмидесяти армянских деревнях в области к северу от озера Ван. В течении 3-х дней 24.000 армян были убиты этим зверским способом.
    Один из произошедших эпизодов показывает отвратительную развращенность турецких методов. Во время конфликта, вспыхнувшего в Шадаке, Джевдет попросил, чтобы четверо из главных армянских граждан пошли в этот город и попытались успокоить народ. Эти мужчины совершили огромный путь, останавливаясь во всех армянских деревнях, убеждая всех держать общественный порядок. После завершения своей миротворческой миссии эти четыре армянина были убиты в курдской деревне.
    Далее Джевдет Бей потребовал, чтобы город Ван немедленно снабдил его 4.000-ми солдат, но люди естественно были не в том состоянии, чтобы выполнить его приказ. Армяне, ведя переговоры, чтобы выиграть немного времени, предложили снабжать его 500-ми солдатами и платить деньги за свое освобождение. Однако, теперь Джевдет начал говорить вовсеуслышанье о "восстании", и о своем решении "разрушить” его чего бы это ни стоило.
    "Если мятежники сделают хоть один выстрел," - объявил он, - "я убью столько христианских мужчин, женщин и детей, что их будет по колено."
    20-ого апреля группа турецких солдат схватила нескольких армянских женщин, которые входили в город, а несколько армян бежали за помощью и были застреляны. Потом турки открыли огонь на армянские кварталы винтовками и артиллерией, скоро большая часть города была в огне, и началась регулярная осада. Вся армянская сила состояла только из 1500 мужчин, у них было только 500 винтовок и очень мало боеприпасов, в то время как у Джевдета была армия из 5000 мужчин, полностью снабженных оружием. Но все же армяне умело и героически сражались, у них было мало возможностей задержать своих врагов на какое-то время, но они знали, что на то время российская армия борьбой пробивала свой путь к Вану, и вся их надежда состояла в том, чтоб они выдержали атаку осаждающих сторон, пока русские войска не прибудут.
    Почти после пяти недель бессонной и жестокой борьбы внезапно появилась российская армия и турки разбежались по окрестным территориям, где они начали готовить очередной план резни незащищенных армянских сельских жителей. Доктор Юшер, американский медик - миссионер, больница которого в Ване была разрушена бомбардировкой, является свидетелем того факта, что после изгнания турок русские начали собирать и кремировать тела армян, которые были убиты в той области. Всего было сожжено 55.000 тел.


Убийство целой нации

    В уничтожении армянской нации в 1915г. турки имели некоторые сложности, которые, однако, не препятствовали их операциям в резне 1895г. и других годов. В эти более ранние периоды армянские мужчины обладали небольшим количеством власти или средствами сопротивления. В то время армянам не разрешали иметь военную подготовку, служить в турецкой армии или обладать оружием.
    Эта дискриминация была удалена, когда в 1908г. пришли к власти революционеры. Мало того, что христианам теперь разрешили служить в армии, теперь Власти, в порыве энтузиазма за свободу и равенство, поощряли их в этом. Поэтому, в начале 1915г. каждый турецкий город содержал тысячи армян, которые обучались в солдаты и были снабжены винтовками, пистолетами и другим защитным оружием.
    Вышеприведенные примеры действий в Ване еще раз показали, что армяне могли использовать свое оружие только во имя блага. Было очевидно, что армянская резня на сей раз примет больше характер войны, чем бойни беззащитных мужчин и женщин. Турки знали, что если они хотят достигнуть цели уничтожения всей нации, то должны сделать для этого два предварительных шага: необходимо было разоружить всех армянских солдат и лишить военной защиты все армянские города. Они думали следующим образом: "прежде, чем убить Армению, ее нужно сделать беззащитной !".
    В начале 1915г. армянские солдаты в турецкой армии были уменьшены до минимума. До того времени большинство из них было воинами, но теперь они все были лишены оружия и превращены в простых рабочих. Эти солдаты поняли, что вместо того, чтобы служить их стране как артиллеристы и кавалеристы, из них сделали дорожных чернорабочих и вьючных животных. Загруженные военными припасами, спотыкаясь от тяжести груза на спине, гонимые кнутами и штыками турок, они были вынуждены волочить свои утомленные тела в горы Кавказа. В пищу им давали только обьедки, а если они болели, их оставляли лежать на дороге, и турки останавливались лишь для того, чтобы отобрать у них все имущество до последнего куска одежды. Если кто-нибудь отставал, но затем им все-таки удавалось достигнуть конечной цели пути, то их чаще всего убивали. Часто убийцы, перед тем как застрелить кого-либо, прибавляли им страданий, заставляя их заранее вырыть себе могилу.
    В начале июля, 2.000 армянских "ameles" - так назывались на турецким солдаты, которые были превращены в рабочих – были отосланы в Харпуут, чтобы строить дороги. Армянские жители того города поняли, что это значило, и умоляли Губернатора сжалиться над ними. Этот чиновник настоял, чтобы мужчин не трогали, он даже призвал к себе немецкого миссионера, мистера Эхемэнна, велел ему успокоить панику, давая свое слово чести, что армяне будут защищены. Эхемэнн верил губернатору и успокаивал всеобщую панику. Но потом все же практически все из тех 2.000 мужчин были убиты. Некоторые смогли бежать, и именно от них новость о резне армянской нации достигла мира.
    Несколькими днями позже еще 2.000 солдат были посланы в Диарбекир. Единственной целью отсылания этих мужчин в те области было их уничтожение. И чтобы у них не было никакой силы, чтобы сопротивляться или бежать, этих бедных людей систематически морили голодом. Правительственные агенты шли далеко вперед по дороге, уведомляя курдов, что приближаются армяне и приказывали, чтобы они исполнили свою благую обязанность. На мореных и ослабленных армян набрасывались не только курдские мужчины, но и курдские женщины шли к ним с большими ножами, чтобы приобрести "заслугу в глазах Аллаха", которая давалась убийством христианина.
    Ничто не было священным для турецких жандармов. Согласно приказу поиска скрытого оружия, они обыскивали разграбленные церкви, рассматривали алтари и священную утварь самым оскорбительным способом, и даже проводили издевательские церемонии в имитации христианских обрядов. Они били священников до потери сознания, выпытывая у них признание в мятеже. Когда они не находили никакого оружия в церквях, иногда они давали пистолеты, мечи и др. в руки епископов и священников, а затем судили их перед военными трибуналами по причине противозаконного обладания оружием, и заставляли их пройти через улицы, пробуждая фанатический гнев толпы.
    Жандармы обращались с женщинами с той же самой жестокостью и непристойностью, как и с мужчинами. Были случаи, когда женщин, обвиненных в сокрытии оружия, раздевали догола и хлестали свежими прутьями, эти избиения применялись также и к беременным.
    Турки арестовывали и сажали в тюрьмы самых сильных мужчин деревень и городов. К ним применялись жестокие пытки, чаще всего "бастонада". Это - форма пытки, весьма распространенная на Востоке, при которой бьют тонким прутом по основанию ступней. Сначала боль не заметна, но поскольку пытка длиться медленно и долго, она развивается в самую ужасную муку, опухание ног, разрывы, гнойные раны и вконец дело иногда доходит до ампутации. Жандармы били своих жертв палками до тех пор, пока они не падали в обморок, затем приводя их в чувство водой, продолжали пытку. Если все это не заставляло жертв принять обвинения, у них было много других не менее ужасных методов убеждения. Они вырывали у них брови, бороды с кровью, извлекали ногти на пальцах рук и ног, прикладывали раскаленные утюги к груди, отрывали плоть раскаленными щипцами и затем вливали раскаленное масло в раны.
    Иногда турецкие жандармы прибивали руки и ноги жертв к кускам дерева, как при распятии на кресте, и в то время как страдалец корчился в муках, они кричали, - "Пусть ваш Христос придет и поможет Вам!"
    Эти жестокости и многие другие, обычно совершались в вечернее время. Турки находились вокруг тюрем, били в барабаны и громко свистели так, чтобы крики страдальцев не достигли сельских жителей. Все детали новых мук армян обсуждались ночью в штабе Комитета Союза и Продвижения. Каждый новый придуманный метод причинения боли принимался, как великое открытие, а регулярные дежурные постоянно думали над разработкой какой-нибудь новой пытки. Они даже копались в отчетах испанского расследования и других исторических архивах по применению разных пыток и применяли все новые методы, найденные там.
    Но самым жестоким по применению пыток был Джевдет Бей, он был известен также как "подковыватель Башкала", и изобрел самую ужасную пытку того времени: прибивание подков к ногам армянских жертв.


Высылка

    Вместо того, чтобы открыто уничтожать армянскую нацию, турки теперь решили депортировать ее. На юге и юго-востоке Османской империи лежат Сирийская пустыня и Месопотамская долина. Хотя на этой территории однажды была процветающая цивилизация, теперь это была унылая, пустынная область без городов и жизни, населяемая дикими и фанатичными бедуинскими племенами. Центральное правительство заявило о своем намерении сбора двух миллионов или больше армян и их транспортировке в эту пустынную область. Реальная цель высылки были – грабеж и разрушение.

1   2   3   4   5   6   8   9   10
/18.08.2009/
Эстетические идеалы,
символика и костюм Др. Китая...


/10.07.2009/
Что одевали в Др. Египте?...


/03.06.2009/
"Золотые 50-ые". Эпоха Мерилин Монро...